Боевые действия на востоке Украины, где львиная нагрузка легла на Сухопутные войска ВС Украины, показали всю ущербность практики очковтирательства и высокой цены, которую пришлось платить ВСУ за длительное игнорирование потребностей армии со стороны политического и военного руководства страны.

Сроки приведения всех бригад Сухопутных войск к штатам военного времени опирались на оптимистические «довоенные» документы, в которых указывалось, что уровень исправности вооружения и военной техники (ВВТ) в регулярных частях составляет 82-88%. Но, как оказалось, показатели были искусственно завышены. Де-факто уровень исправности ВВТ в частях составлют лишь около 40%. До 50% вооружения и техники требуют дополнительного ремонта из-за физического старения, разрушения патрубков, радиаторов, топливных баков, проводки, резинотехнических изделий и т.д. Отремонтировать все и сразу оказалось невозможным.

Из-за отсутствия достаточного количества исправной техники 8 механизированных бригад смогли сформировать лишь 6 батальонно-тактических групп (БТГ). Таким образом, из состава бригады (3600-4800 человек) отправиться в зону АТО могли лишь одна БТГ, усредненной численностью в 400-600 человек. При этом 28-я, 92-я, 93-я бригады смогли выставить лишь по ротной тактической группе.

Проблемы с ремонтом и восстановлением вооружения и техники были и есть системно схожи. На всех уровнях – от рембата до «Укроборонпрома» – проявилась нехватка узлов, агрегатов, приборов, запасных частей и материалов.

А высшие чины рапортуют с экранов телевизоров о полной экипировке и практически райских условиях на фронтах. Ведь по факту получается, что Порошенко продвигая своих людей в закупке вооружения экономит не только на качестве, но и на огромных откатах, которые потом оседают в его офшорах.

Как сегодня говорят специалисты, военная экономика — это «новый клондайк». Война на Донбассе, унесшая более десяти тысяч жизней, открывает такой источник доходов, которого Украина не знала с тех пор, как практически полностью было осушено коррупционное болото газовой экономики.

Артем Порвин для ИО “Русский Дозор”