Вчерашнее решение “олимпийского трибунала по России” об отстранении российской сборной от Игр-2018 сыграло злую шутку с избрательным штабом Владимира Путина. Ожидаемое всеми без исключения аналитиками объявление Президента о своем репшении избираться на новый срок в интерьере массовки из рабочих Горьковского автозавода оказалась смазана решением МОК. Патриоты ждали от нац.лидера сильного хода вроде бойкотоа Олимпиады или даже объявления альтернативных игр – а услышали дипломатичные общие слова в духе “и нашим и вашим”. Впрочем, как показывает практика, Владимир Владимирович способен преподнести своим критикам и заокеанским заказчикам олимпийской “подставы” еще не один сюрприз 

«Все это выглядит как абсолютно срежиссированное и политически мотивированное решение. Мы это видим, для меня здесь нет никаких сомнений – начал свое выступление Владимир Путин – Постоянно мы слышали одно и то же, что Россия не готова, не сможет, не сделает. Когда все получилось, когда все сделали, началась другая линия атаки: там плохо, здесь плохо. Потом мельдоний начался. Всю жизнь принимали этот препарат, потом вдруг объявили его запрещенным и начали дисквалифицировать спортсменов. Большинство обвинений основано на фактах, которые никак не доказаны и являются в значительной степени голословными. Они основаны в основном на показаниях человека, моральные и этические установки которого и психическое состояние которого вызывают много вопросов, ничего другого просто нет. 

Важным является тот факт, что в выводах комиссии написано: в России не было никакой системы господдержки допинга. Но если это так, почему олимпийцам запрещено выступать под российским флагом и российской символикой. Ни в одной правовой системе мира коллективная ответственность не предусматривается. Наказывайте тогда тех, кто в этом виноват”

Но следом за этими многообещающими пассажами последовали другие: Путин признался, что не собирается препятствовать спортсменам -штрейкбрехерам, которые готовы поехать в Пхенчхан и выступать под нейтральным флагом. «Мы без всякого сомнения не будем объявлять никакой блокады, не будем препятствовать нашим олимпийцам принимать участие в Играх, если кто-то из них захочет принять участие в личном качестве. Они на протяжении карьеры готовятся к этим стартам, для них это очень важно, поэтому, мы, конечно, не будем никому ничего запрещать, создавать условия, невозможные к участию», – отметил глава государства во время выступления на ГАЗе.

«Во-первых, надо прямо сказать, что мы отчасти сами в этом виноваты, потому что дали повод для этого. А во-вторых, считаю, что этим поводом воспользовались не совсем честным образом, мягко говоря», – добавил Путин.

А ведь пару месяцев назад Путин выступал в дискуссионном клубе «Валдай», где прямо назвал главных выгодоприобретателей допингового скандала. По его словам, спонсоры контролируют МОК через сигналы из определенных американских инстанций. Тогда же Путин рассказал о незавидной участи, которую США нам готовят: выступление под нейтральным флагом, либо полный отвод от Олимпиады, охарактеризовав оба варианта как «недопустимые» и как «унижение страны».

Теперь ясно, что против нас реализованы оба сценария – страна отстранена и унижена, а собирающиеся на Игры спортсмены смогут представлять только самих себя под белым пораженческим флагом олимпийского движения. В такой ситуации народ обоснованно ждал от Президента, вернувшего Крым и раздавившего террористов ИГ в Сирии, большей решимости в деле защиты национальнойт чести. Понимают ли это в окружении Президента? Cкорее всего, да. Так что есть все основания ждать что за нынешними дипломатичными формулировками последуют гораздо более жестские практические шаги–это вполне в традиции нашего Президента, и именно этого от него ждет народ.

Кстати, о дипломатии. Как компромиссы действуют на наших «западных партнеров», прекрасно показывает вчерашнее заявление госсекретаря США Рекса Тиллерсона. От имени всех стран НАТО он заявил, что «нормализация диалога с Россией невозможна», а потому – надо усиливать «коллективную оборону». По всему периметру наших границ, разумеется.

РИА Катюша