«Если русскому народу суждена будущность, если он не призрак, то он должен иметь один язык и одну цивилизацию… Нельзя среди русского народа проводить с успехом мысль, что единство и целостность Русского народа есть обстоятельство ничтожное, или что Россия есть призрак, который должен исчезнуть… Делаются попытки создать столько русских народностей, сколько окажется у нас годных к отсечению частей. Мы не полагаем между великороссами и малороссами никакого различия, и южные относятся к северным, яко равные к равным, яко свободные к свободным, яко бывший издревле истинный и главный член Русского народа… Ибо там было первое средоточие Русской земли и туда восходят все наши народные предания. Там положены основы нашей исторической жизни, и там мы впервые стали христианским народом. Не может быть соперничества между южной и северной частями одной и той же народности, как не может быть соперничества между двумя глазами или двумя руками одного и того же организма».

 

Великий русский просветитель ХIХ-го века

Михаил Никифорович КАТКОВ

 

 

 

МАЛОРОССЫ МЫ ИЛИ УКРАИНЦЫ?

 

Предо мной на письменном столе лежит мой родословный герб. После бегства из СССР и многолетних скитаний по всему свету, я случайно нашел его изображение в Буэнос-Айресе у русского инженера, занимающегося геральдикой. Над рыцарским шлемом — пышные страусовые перья, на синем щите полумесяц внизу, справа и слева — золотые звезды; В верхний полумесяц летит оперенная стрела.

Если вы развернете «Малороссийский герб» Модзалевского на соответствующей странице, то вы узнаете, что этот герб принадлежит потомкам Ивана Юркевича.

Род Ивана Юркевича один из древнейших родов Малороссии. Члены нашего рода знамениты не только ратными подвигами в борьбе с турками и крымскими татарами. Еще больше наш род знаменит успехами на почве русского просвещения. Один из родоначальников рода был ближайшим помощником Киевского митрополита Петра Могилы, первым профессором философии Киевской Академии. А ведь почти всё просвещение Малой и Великой России имеет своими истоками Киевскую Академию. Мой предок был один из тех людей, трудами которых строилась общая русская культура. И так было в нашей семье всегда на протяжении веков. Одни участвовали в строительстве русской культуры, другие защищали общерусскую культуру от турецких султанов, крымских ханов и польских королей. Так было до Богдана Хмельницкого, так было на Переяславской Раде, когда один из Юркевичей взмахивая кривой казацкой саблей, кричал вместе с другими:

«Волимъ под Царя Московского православного! Волимъ»!

Со времен Петра Могилы до сих пор и до наших дней наш род был активным участником в строительстве русского национального государства! Любовь к Малороссии, к ее историческому прошлому всегда сочеталась с любовью к русскому государству. Были в нашем роду военные, были философы, были скромные незаметные труженики, но никогда не было сторонников отделения Малороссии от России.

Профессор Московского Университета П.Юркевич был один из яростных борцов с материалистической философией. Недаром Ленин в своих книгах с такой яростью обрушивался на него. Мой отец — директор учительской семинарии, уехал с Колчаком в Сибирь и погиб в Чите. Мои двоюродные братья — морские офицеры, все приняли активное участие против большевиков. Ни Петлюра, ни Скоропадский не соблазнили их, они чувствовали себя русскими и боролись не против русских, а против большевиков. Один из двоюродных братьев поднят на штыки в бою под Киевом, другие эмигрировали из Крыма с Врангелем. Когда я оказался заграницей, то я нашел за рубежом гораздо больше родственников, чем у меня было в России.

Рассказываю я все это к тому, чтобы доказать, что как потомок древнего малороссийского рода, как потомок одного из творцов малороссийской и русской культуры имею право обсуждать будущее Украины не меньше, а больше, чем все нынешние деятели украинских сепаратистов, гнушающиеся неизвестно почему именем малороссов.

Обуреваемые свирепой злобой ко всему «москальскому», эти люди совершенно не знают ни подлинной истории своего народа, ни происхождения слов малоросс, Малороссия, украинец и Украина.

«Украинцам» почему-то не нравится слово «малоросс», не нравится и слово Малороссия. А ведь эти слова придуманы вовсе не москалями, а жителями Червонной Руси. Этими словами широко пользуется Богдан Хмельницкий в своем Белоцерковном Универсале в 1648 году: «…Вам всем Малороссиянам о том доносить… Кому из вас любима целость отчизны вашей Украины Малороссийской…» В письме Запорожской Сечи к Богдану Хмельницкому, написанному 3 января 1654 года мы находим следующие строки: «… А замысел вашъ добь удасться и буде всемъ народамъ малороссийскимъ по обеимь сторонамь Днепра будучимъ, под протекцию Великодержавнейшаго и Пресветлейшаго монарха Российского, заслушны быть признаемъ и даемо нашу войсковую вамь параду, а 6ыстё того дела не оставляли и оное кончили, яку наилучшей полъзе отчизне Малороссийской».

Термин Малая Русь, Малороссия возник в 1335 году, когда «москали» все, Московское Княжество, как и другие было под татарским игом. Малороссиею, Малой Русью назвал княжество Галицкое и Волынское князь Юрий Второй. И Юрий Второй назвал себя «князем всея Малая Россия». Москали к созданию названия Малороссия не имеют никакого отношения. В последнее время этот термин был достоянием только поэзии да царского титула. А все, и жители Малой Руси, как и Большой одинаково считали себя русскими.

Ничего, конечно, обидного в названии Малая Русь или Малороссия нет.

В одном из номеров «Владимирского Листка», издающегося в Бразилии, мы находим следующую справку о происхождений названия Малая Русь: «Малыми» в истории назывались страны, откуда выходил народ — его национальная колыбель. «Великими» — центр территориального завершения государственной консолидации или колонии, достигшие особенно пышного расцвета, богатства и могущества. Отсюда — Малая Греция (Афины) и Великая Греция (Эллада), Великая Италия (после Рима), Малая Польша (Краков) и Великая Польша (Варшава), Малая Россия (Киев) и Великая Россия (Москва)».

Как видим, пишет автор той справки, Семен Витязевский, имя Малороссия или Малая Русь не содержит в себе ничего обидного или дозорного для обитателей юга России. Малороссией называется колыбель русского народа. Недаром Киев – «Мать городов русских», отсюда «пошла быть Русская Земля».

Имя малоросса, если вообще можно говорить о предпочтении, скорее является более почетным, чем «великоросс», ибо оно означает дословно: малоросс — первый русский, самый древний в своем генеалогическом корне, в прямой его линии.

Наименование нашего народа русским известно с глубочайшей древности…

«Мы — единый русский народ!»

Малороссия — есть понятие племенное. Украина же обозначает ничто иное как окраину, окраинные земли государства. Кто хоть немного знаком с историей русского государства, с документами, написанными в то время, когда о наших сепаратистах слыхом не было слышно, когда ни о каком «украинском народе» ни один человек не слыхал, тот знает, что в этих старинных государственных бумагах часто употребляются следующие выражения: Рязанская Украина, Воронежская Украина, Курская Украина, Сибирская Украина. В старинной песне сибирских землепроходцев, сложённой во времена, когда Ерофей Хабаров завоевывал Амур, поется:

Как во Сибирской во Украине,

Да во Даурской стороне…

Из песни, как известно, — особенно из старинной, — слов не выкинешь. Как, интересно, современные сепаратисты объяснят эти слова? Ведь в то время никаких украинцев в Даурии не жило. А Сибирская Украина означала просто — окраинная Сибирская земля.

Малороссию, конечно, можно называть Украиной, а малороссов украинцами. И Киев, в случае удачи, сепаратисты могут переименовать, конечно, в Скоропадск, Петлюровск или Бендеровск. Но от этого Киев не перестанет быть Киевом, матерью городов русских. Малороссия — есть древнее первоначальное название определенной части России. И отказываться нам, Малороссам, от исторического имени своей родины нет никакого смысла. Сепаратисты же могут называть себя как угодно. Эти люди, хотя и носят название «панов-профессоров» и «панов-магистров», не дают себе отчёта, что собственно обозначает слово Украина и что Малороссия.

Да, я малоросс. Я первый русский, самый древний русский. Может быть, мой предок во время Игоря прибил свой щит на воротах Царьграда. С какой стати я буду менять истинное имя своих предков на новое, которое выдумали основатели сепаратизма. С какой стати я буду считать москалей врагами, московскую культуру враждебной, когда вся московская культура тонким ручейком вытекла из древней Киевской Академии и когда один из Юркевичей был первым малороссийским и русским философом.

Не для того мои предки складывали свои чубатые головы в боях с турками, татарами и поляками, погибали на каторжных галерах в Турции, в подземельях польских замков, не для того они дрались под Полтавой на стороне Петра, а позже сражались на Бородинском поле, чтобы потомки их, в тяжелую годину для России, отказались от всего национального наследства своих предков. Во имя чего это делать? Во имя того, чтобы иметь возможность стать помощником пана-министра в бутафорской Украине, игрушкой враждебных России политических сил?

Да здравствует Малороссия, древняя прародина великой России, обливающаяся нынче кровью в объятиях интернационального большевизма? И когда грянет великая война, под знамена Российской Освободительной Армии соберутся все верные сыны России, все кто хочет быть сыном свободной великой страны, а не маленькой сепаратистской конюшни.

Мы, малороссы, вовсе не желаем быть игрушкой в руках чуждых нам по религии и культуре панов-магистров и панов-профессоров, находящихся на содержании иностранных разведок.

Борис Юркевич «Владимирский Листок», 1952

Писал под псевдонимом Борис Башилов (1908-1970) — русский эмигрантский политический публицист. Текст впервые появился в русском бразильском журнале «Владимирский Листок» в 1952 году.