Бойтесь потерять души, оставив себе камни

Я лучше умру, чем преподам Кровь Господа недостойному;
я лучше пролью свою кровь, нежели дам такую Святыню неправде
Св. Иоанн Златоуст

Сразу после Пасхи 2006 года в редакцию газеты «Сегодня» позвонила рэчныця тогдашнего лжепрезидента и потребовала «срочно выправлять ситуацию», «бо Віктор Андрійович вже півдня лежить на дивані, дивиться у стелю і не може працювати» («полдня лежит, уставившись в потолок, и не может приступить к работе», в переводе с сильськогосподарской). А всё потому, что в Светлый понедельник на первой странице самой многотиражной на Украине газеты красовался заголовок вроде того, что Виктора Ющенко должны отлучить от церкви.
Дело в том, что накануне я позвонил наместнику Киево-Печерской лавры митрополиту Павлу, и спросил его, знает ли он, что перед тем как прибыть в Пасхальную ночь в Лавру, Ющенко объехал униатский, автофекальный и филарэтовский «кафедральные соборы», в последнем из которых и «причастился». Владыка Павел об этом не знал. Тогда я задал «тонкий наводящий» вопрос: «А правда ли, что после этого по канонам Ющенко должен быть отлучён от Церкви?». «Ну да», – ответил митрополит. Вот это «ну да» и послужило основой для заголовка, приведшего голову эуропэйськой дэржавы к временной потере работоспособности.
Очнувшись, он метнулся замаливать грехи на Афон, но там его допустили к причастию только под обещание не соваться более на порог филарэтовского или униатского капища.
Монахов афонских, а с ними и Христа, Ющенко обманул. Но с тех пор его в православном храме вроде как и не видели.

К чему это я. На Пасху 2017 года мой фейсбук-френд Александр Белый выложил пост под заглавием «Псам не место в храме» – о том, что в Лавру семейство Порошенко припёрлось, предварительно почтив своим присутствием униатов, автофекалов, филарэтовцев и римо-католиков.

«Для меня, как и для множества Православных, противно их присутствие в Великий Светлый Праздник в Киево-Печерской Лавре, – пишет Александр. – Знаю, что многие Православные по этой причине едут в другие храмы города Киева, а представители оппозиции обычно покидают храм на время присутствия нечестивых. Так было и сегодня ночью. Уверен, что не должно покидать храм во время богослужения по такой причине. Потому я остался, хотя стоять рядом с нечестивыми убийцами мерзко. Мы не должны бежать от псов, просто псов не должно пускать в храмы».
«Именно! – Ответил я Александру. – Но уже вопрос к блаженнейшему митрополиту Онуфрию и синоду. Ведь имеется масса оснований для отлучения «псов», после чего они и сами перестанут шастать в наши соборы».
«Отлучить и дать карт-бланш власти на репрессии против церкви?», – заметили мне в комментариях. И ответов подобного рода было немало. Собственно, это действительно главная альтернатива, стоящая перед священноначалием УПЦ (МП) на протяжении всей четверти века её существования в незалежной. И даже, где-то дилемма.

Но давайте по порядку. По порядку, согласно которому синод УПЦ просто ОБЯЗАН ставить вопрос об отлучении всех этих порошенок, луценок и т.п. -енок, шатающихсяя меж синагогами (по правилам святых апостолов, синагога – любое культовое сооружение, что не истинная церковь).
«Если кто в синагогу иудейскую или еретическую войдет помолитися… да будет отлучен», – велит в 65-е правило.
Апостольское правило 10 ещё более конкретно: «Если кто помолится с отлученным от церковного общения (т.е. с преданным анафеме Филарэтом, – Д.С.)… тот да будет отлучен».

(без названия)
«… принявших крещение или жертву еретиков, повелеваем извергать» (2 Кор. 6:15)

В конце концов, сам Христос сказал: «Не давайте святыни псам». Наше же священноначалие даёт псам САМОГО ХРИСТА. Да ещё в День Его Светлого Воскресения, омрачая Праздник праздников верным (как это описал Александр). Что уж говорить о тех, кто только идёт к Богу… видя, как служители Этого Самого Бога мечут жемчуг перед свиньями.

С десяток моих хороших знакомых и друзей, достойных по большому счёту людей, так и не дошли до храма, издалека наблюдая в нём, нет – не грешников, каковыми все мы являемся – но с почётом принимаемых врагов Церкви Христовой.

Я уже рассказывал, как однажды во времена правления метрополитомсексуала Драбынки и его блаженнейшим подопечным мне позвонил на ночь глядя Бузина и гневно изрёк: «Скворцов, я больше не могу пребывать в церкви, награждающей униатку Анну Герман! Как мне перейти в Русскую церковь? Подскажи!». «Олесь, ты и так в Русской церкви, – успокоил я его. – УПЦ – лишь управленческая структура, к твоей душе не имеющая никакого отношения».
Когда – в окаянном и очень опасном для Церкви на Украине 2014 году – упомянутую структуру возглавил блаженнейший митрополит Онуфрий, то заверил вашего покорного: «Поверьте, когда дойдёт до принципиальных вопросов, я молчать уже не буду». Но, владыко блаженнейший, какой вопрос может быть более принципиальным в Церкви Христа, нежели предательство Его в чёрные рты «псов»?

Если же не пёс для вас «раб Божий Петро», а брат во Христе, то неужели так трудно «обличить его между тобою и им одним»? (Мф. 18, 15). «Если же не послушает», то предупредить, что может он быть публично недопущенным к причастию. И вот опасаясь скандала такого, сами станут псы и свиньи оббегать Дом Божий десятой дорогой. Так будет исполнено правило Лаодикийского Собора: «Не попускайте еретикам, коснеющим в ереси, входить в Дом Божий».
Да, зная злопамятство всех этих -енок, сыновья отца лжи (вроде Филарэта Денисенки) действительно могут получить карт-бланш на захваты храмов Церкви Христовой. Но что для вас, владыки преосвященные, важнее – камни (пусть и шедеврально уложенные), иконы (пусть даже и чудотворные) или пусть даже одна душа? Зато Христова!

Вас – наследников апостолов – послал в мир Отец ведь не только евроремонты в епархиальных офисах устраивать, и не богатства архитектурных орнаментов и школ иконописи собирать на Земле, а человеков ловить, и учение спасительное распространять. Что лучше всего (судя по количеству и «качеству» святых) удавалось предшественникам вашим в катакомбные времена. Не потому ли что мир видел в них не «завхозов от Церкви» в первую очередь, а спасателей?
Так чего же бояться? Может, предсказанного прп. Лаврентием (почти современником нашим): «Все храмы будут в величайшем благолепии, как никогда, а ходить в те храмы нельзя будет».