Чем порадовали нас в новогоднюю ночь главные телеканалы страны

Ни одного положительного отзыва по всей «сети великой»! Ни одного! Зато стоит зрительский стон: «антикультурный террор», «мерзость, упакованная в стразы», «ночь живых мертвецов». О чем это? Да о «новогоднем рагу», то есть «оливье», о «новогоднем позоре главных телеканалов». «Телетрансляции оргий Гелиогабала», как их экстремально, но метко определил публицист Максим Соколов, тревожно отсылают нас к ситуации вековой давности, канунам 1917 года, к умо- и душенастроениям дионисийства, декаданса и духовного распада, преобладавшими в интеллигентской, «культурной» среде тех лет, которые в результате привели известно к чему. К национальной катастрофе…

За кого все-таки принимают нас руководители Первого канала и канала Россия1?Такая мысль возникает после просмотра того «продукта», который был представлен на всеобщее «праздничное» обозрение в виде «голубых огоньков» (которые названы и «Новогодней ночью», и «Новым годом на Шаболовке»).

Есть наивное упование: если все, не согласные с кабацкой свистопляской и нафталиновым паноптикумом, извергнутыми на нас в новогоднюю ночь с ТВ-экранов, начнут об этом смраде и стыде говорить публично, то 2018-й мы все же имеем шанс встретить в более адекватной и талантливой новогодней компании.

Предложения «не нравится — не смотри», «переключи канал» — следует отмести на корню. Во-первых, переключать-то особенно не на что (разве что на джаз- и классик-фрагменты новогоднего Спивакова на канале «Культура», но это на любителя), во-вторых, следует иметь в виду, что два первых канала — государственные. Потому есть основания с каналов спрашивать за «контент», и не только в новогоднюю. Ну, и не следует отбрасывать вопроса безальтерантивности: есть категории граждан (больные, инвалиды, престарелые), кто физически не может покинуть квартиру, которым телевизор создает иллюзию неодиночества, и у них нет другого выбора, кроме как нажать одну из этих двух кнопок и давиться этим несвежим «оливье».

Во время трансляции «новогодних огоньков» порой возникало ощущение, что мы присутствуем при карнавале старых масок, за эти десятилетия утративших не только первую, но и сто первую свежесть. Нас пытались развлечь персоны, слетевшиеся не то на бал сатаны, не то на фестиваль гоблинов…

Приведем впечатления некоторых телезрителей.

Анастасия Миронова, обозреватель ресурса gazeta.ru: «Киркоров парил над новогодним столом в костюме то павлина, то Фили. Человек без амплуа — он просто был везде главный. В роли Степаши отметился вездесущий Николай Басков. … Образы женских секс-символов уже третий десяток лет удерживают Алла Пугачева, Лариса Долина и Маша Распутина. А вот главный ловелас — Валерий Леонтьев. … Главная романтическая песня — «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». Главные юмористы — Евгений Петросян, Елена Степаненко и Владимир Винокур с театром пародий, в котором третьесортные артисты пародируют второсортных. Главная тема юмористов — мужья Аллы Пугачевой. У самих мужей Аллы Борисовны это тоже главная тема. Три дня не сходил с экранов квартет Пугачева — Галкин — Киркоров — Орбакайте с их раскидистым генеалогическим древом. Основные шутки — семейные. … Ни один новый фильм, ни одно новое лицо в эфир не проскочит. Роли давно распределены. Попавших в обойму артистов выбивает из колеи только смерть. <…> Все, что мы увидели в эти дни по телевизору, кратко можно описать как беспомощность: финансовая, управленческая, креативная. … Это порождает замкнутый круг: людям из года в год предлагают все более примитивное телевидение, укомплектованное звездами двадцатилетнего разлива. <…> Примитивизация телевидения привела к сегодняшнему горькому результату — у людей отняли Новый год. Именно так. Зрителей обманули. Праздника не было. Вместо праздника телевизор подсунул им давно приевшееся шоу в формате “суперэконом”».

Артисты скачут, как умеют, утверждает обозреватель Максим Соколов, и не собственно «одряхлевшие приживалки и моськи Аллы Борисовны» вызывают естествоиспытательский интерес, а их упорный показ. Интерес вызывают те, кто транслируют эту «неслыханную красоту».

«Частные каналы, которые реально кормятся на свой страх и риск, никакой такой неслыханной красоты и не показывают. Вместо того крутят кто КСП, кто шансон, кто танцевальную музыку, кто советское ретро. Все, что, по крайней мере, не подпадает под категорию “Ночь живых мертвецов”. Но проблема в том, что первые каналы — не частные. Их руководство назначается государством, они пользуются существенными субсидиями и преференциями. Говорить, что тем самым они обязаны несколько больше уважать налогоплательщиков — например, воздерживаясь от показа надоевшей всем и к тому же весьма маловысокохудожественной узкой тусовки, — было бы слишком избитым аргументом. Уважение к налогоплательщикам — дело хорошее, но часто ли мы его наблюдаем? Но ведь и уважения к начальству — у руководителей первых каналов оно тоже есть — здесь не больше, чем к рядовому налогоплательщику. Ибо первые каналы — это в том числе и лицо государства, лицо страны. … Опять же из года в год, начиная с 2004 г., нам объясняют, что зрелище, возможно, и вправду маловысокохудожественное, но простому народу — в особенности его старым возрастным когортам — оно нравится, ибо возвращает их в те далекие времена, когда трава была зеленее, etc.».

В результате, как подмечает уже другой наблюдатель зрелищ, люди «шлют Эрнсту лучи известной субстанции».

* * *
У кого есть возможность пошарить по интернет-сусекам, те оказываются в выигрыше. Поскольку там можно ностальгически посмотреть первые «новогодние огоньки», вполне содержательные, а в сравнении с нынешними предстающими столпами разума, красоты, душевности и духовности — например, «огоньки» 1960-1970-х, по которым можно даже изучать историю, включая полеты в космос. Между прочим, побил бы смотровые рейтинги «новогодний огонек» (и не один), составленный из лучших номеров «огоньков» тех лет. И «вкрапления» были бы уместны: краткие реплики известных людей, и даже «передовиков производства», которые нам когда-то казались натужными. Вкусу составителей тех программ можно поучиться: даже сквозь советскую идеологию с телеэкранов пробивалась и прививалась вполне высокая культура, и популярные мелодии были только в подмогу.

Между прочим, первые «огоньки» были построены также и на классических номерах, там можно было услышать того же Клиберна. Кстати, пример такого подхода дал канал ТВЦ, показавший программу «Нетленка» — с лучшими номерами 1962 года, с Гагариным, между прочим.

Были у нас и более или менее удачные примеры молодежного «Неголубого огонька», годах эдак в 2004-м и 2005-м. И ведущий одного из них, Шнуров, хоть и был брутален, но тогда еще не достиг нынешнего уровня инфернальности.

Известный кинорежиссер С. Соловьев справедливо именует Шнура «героем нашего времени». Шнур и есть воистину «герой» времени пошлости, алчности, распада, кабацкого апофеоза, стёба, глумления и ржачки. Получив десятки миллионов просмотров (!) на канале YouTube и главные «золотые граммофоны» ушедшего года (та же несменяемая мафиозная «культурная» туса их и присуждает), Шнур так и «вышел» на голубые экраны в нынешнюю новогоднюю ночь: как был, в майке с двумя бретелями, исполнив со своей поп-бандой два своих хита в частично адаптированных вариантах — «В Питере — пить» и «Экспонат». Тут «народ и партия» воистину совпали во вкусах: рейтинги этого пошляка и сквернослова — весьма высоки. Конечно, в кабаке этот репертуар был бы вполне уместен и даже, по-своему, остроумен, однако он прямо-таки убийствен на первых телеканалах страны.

Для «народности» были поданы Бабкина, Кадышева и Рюмина, репертуар которых слушать уже тоже затруднительно. А особенно — смотреть.

Александр Роджерс в статье «Рагу из “Голубого огонька”» пишет: «Тяжёлый и неблагодарный труд по изображению ложного веселья… Никому не интересная пугачевская мафия захватила власть над российской эстрадой и цепко держит ее в своих нафталиновых пальцах. Кого же мы видим на экране? Все ту же Аллегрову. Всё ту же спонсоршу бандеровских карательных батальонов Ротару… Выставившую крупные бедра Лолиту Милявскую. <…> Не имею ни малейшего сомнения, что на родине Глинки, Чайковского, Мусоргского, Римского-Корсакова полно талантов (как и, бесспорно, присутствуют мощнейшие музыкальные школы и традиции). Но чтобы они могли пробиться к солнечному свету, нужно разгрести мешающую их росту навозную кучу».

…Из позитивного: удачно прозвучал в первый час года на Первом канале возникший не столь давно «римейк» хита начала 1970-х «У берез и сосен», исполненный его автором, Юрием Антоновым, вместе с Григорием Лепсом. Это было свежо, музыкально и, если угодно, по-своему, ново, и тут возраст исполнителей и их известность не были помехой празднику.

Странное дело: победителей телепрограмм по выявлению талантов потом тихонечко задвигают куда-нибудь. Однако несколько ярких певцов все же были внедрены в «новогоднее оливье», в частности, дуэт финалистов «Голоса» этого года Дарьи Антонюк и Александра Панайотова, а также прозвучала коллективная заздравная в исполнении других участников этого шоу.

Но в основном нынешний «огонек» есть жонглирование заготовленными отснятыми блоками, чуть ли не прыгающими с канала на канал. Мы видали многое, но в этом году манипуляторы «попсой» умудрились переплюнуть самих себя — на всех каналах снимали словно по одному сценарию, с одними и теми же исполнителями, иногда, похоже, даже не меняя костюмы, порой весьма изощренные.

«Наша либерастия так беснуется от бессменности политической власти, — восклицает в Фейсбуке Н. Романов, — и совершенно не возмущается бессменной вакханалией власти одних и тех же упырей на эстрадном помосте. Для чего проводятся конкурсы юмористов, певцов? Они все проносятся яркой вспышкой и исчезают в бессменной куче навоза, называющей себя “звездной”. Кого они так укатали откатами со своих гонораров, что им бессменно предоставляется площадка центральных каналов, работающих на деньги налогоплательщика, т.е. наши, без учета наших вкусов и пожеланий. Они поют то, что пели в прошлом веке, “шутят” так, что скисает салат на столе. Где конец этому?»
В самом деле, навязываемые «огоньки» поражают не только персональным, но и жанровым однообразием, а также ни с чем не сравнимой пошлостью.

«Почему я в свои единственные новогодние выходные, после пяти часов у плиты должна еще судорожно тыкать в кнопку пульта и искать, искать и еще раз искать, фильтровать и напрягаться, чтобы найти что-то достойное!!! — возмущена одна из пользователей соцсетей. — Это что, садомазо-удовольствие такое: выключи телевизор во всенародный праздник, убей себе настроение поиском канала, где нет всех этих рож, которых и так каждый день можно в этом ящике увидеть?!».

Композитор и продюсер Максим Фадеев тоже подверг критике телепроекты новогодней ночи. В своем микроблоге он признался, что не смог досмотреть ни одно музыкальное шоу:

«Такое ощущение, что, по мнению руководства Первого и Второго каналов, мир застыл в 1993 году. Невозможный репертуар, лубочная картинка, жуткие шутки, и все вместе это — просто погружение в ад! Как можно довести телевидение до такого безобразия и такого безвкусия?».

Олег Лурье не сдержался и опубликовал «крик души»: «…Меню меняется даже в Макдональдсе, а тут всё многовековое, наглухо забетонированное собственным фальшь-величием местного значения… Басковы, Моисеевы, Ротару, Петросяны, Бабкины, Гузеевы и прочий караул. Это же просто неуважение к собственному зрителю! Да что там неуважение! Полное презрение — мол, пипл тупой, он и на этот раз схавает. Под водочку с оливье. Главное — отбить бабло, которое влито в новогодье. <…> Нам был презентован этот ураган духовной порнографии. И ладно бы, можно переключить телеканал, но здесь важно отношение. ИХ отношение к НАМ, которое в очередной раз наглядно демонстрирует, что они, нимало не смущаясь, считают своих зрителей быдлом, которое снова и снова будет в восторге от предлагаемого зоопарка. Так что в следующий раз не забудьте выключить телевизор. Пусть у них будут проблемы. Хотя бы с рейтингом».

Согласимся: новогодний продукт первых каналов показал, что глумление над отечественным телезрителем только набирает обороты. Спрашивается, ради чего и ради кого десятки миллионов граждан культурной страны должны это терпеть?

 

Матвей Славко