Часть I. Львовская доля

Вмешиваются ли религиозные движения Украины (назовем их условно «церкви»*) в ход «еврореволюции»? Ответ однозначный – да. А вот чтобы выяснить, правильно это или нет, нужно ли это следует определиться с терминологией.

____________________________
*Не все из религиозных организаций Украины именуют себя или именуются другими церковью

ФОТО: http://cerkva.info

Мы привыкли, что «церковь — вне политики». Однако, вероучение не «отлучает» церковь ни от какой из сфер человеческой деятельности. Хотя бы потому, что церковь, по собственному определению – богочеловеческий организм. Но в политике присутствие церкви заключается не в призывах к смене политического режима на «более справедливый» (хотя бы потому, что рай на земле невозможен), а в оценке тех или иных политических явлений из соображений спасения души. Т. е. церковное присутствие здесь (как, впрочем, и везде) – это спасение душ участников политических событий, а не улучшение условий существования их тел.

Тем не менее о том, что «церковь — вне политики» чаще всего говорят именно представители церквей.

Сложилась парадоксальная ситуация. Церкви в связи с событиями на майдане повторяют, что в политику не вмешиваются («потому как не гоже»), ограничиваясь лишь молитвами о мире и счастье. На самом же деле вмешиваются (потому как вполне даже «гоже»)…

Впрочем, это и есть предмет нашего обзора.

«На майдане – наши люди»

Начнем с Украинской греко-католической церкви (УГКЦ). Почему именно с этой, отнюдь не самой многочисленной конфессии на Украине? Да хотя бы потому, что с них «евромайдан» и начинался.

Нет, мы помним, конечно, что клич выходить на майдан в связи с приостановкой подготовки к подписанию соглашения об ассоциации с ЕС дал 21 ноября в «Фейсбуке» активист «Европейской правды» Мустафа Найем. Он анонсировал как минимум тысячу участников. Но таковых, если их в тот вечер столько и собралось, то благодаря появлению лидеров парламентской оппозиции со свитой однопартийцев и таких же, как Найем, «неупереджених журналістів».

К ночи с 29 на 30 ноября майдан явно скисал. В предшествующие дни на нем с трудом набиралось 300—400 человек, что порождало в интернете не меньшее количество сатирических фото из «бурлящего сердца еврореволюции». Но, что важно, львиную долю «онижедетей» составляли студенты Украинского католического университета (УКУ). Вернее, долю львовскую, потому как университет львовский – действующий в системе УГКЦ.

Но вернемся в первый день «еврореволюции». 21 ноября УКУ созвал «евромайдан» и во Львове. 22 ноября он стал самым массовым в стране. Но активисты сразу же задекларировали: главная цель – собрать как можно больше молодежи для киевского майдана. С этой целью руководство УКУ «отпустило» (не станем говорить «направило») всех студентов и преподавателей с занятий.

24 ноября пребывавший в Риме лидер украинских униатов Святослав Шевчук «выразил свою солидарность с молодежью», вознегодовав по поводу «применения слезоточивого газа под домом Кабинета Министров в Киеве» (это когда «мирные протестующие» во главе с Чорновил, вооруженные обломками шлагбаума и заранее припасенными заточками, атаковали военнослужащих). При этом Шевчук, разумеется, призвал «работников правоохранительных органов, нашу власть – не допустить насилия, не допустить пролития ни одной капли крови» и, конечно же, молиться о мире.

Одновременно практически все активно работающие в социальных сетях служители УГКЦ (включая и преподавателей УКУ) призывали пользователей интернета присоединиться к борьбе против «бандитской власти».

Когда Львовский и Ивано-Франковский майданы заполнились «пробудженим нарідом», студенты УКУ и Львовской духовной семинарии отправились в Киев. Причем под «проводом» клириков-преподавателей, большая часть которых, кстати, иностранные граждане (США, Бельгии, Польши и т.д.).

Ректор УКУ апостольский нунций во Франции, Швейцарии и стран Бенилюкса Борис Гудзяк писал 26 ноября в «Фейсбуке»: «Многие студенты УКУ сейчас на евромайдане, и не могли быть сегодня во Львове… Пишем, чтобы выразить Вам признательность за Вашу гражданскую позицию, вдохновенный евангельскими принципами. Хотим всецело поддержать Ваши жертвенные установки, которые удивляют Брюссель, Париж, Рим… Сегодня Вы решаете Вашу с нами судьбу. Надежда Украины и всех людей доброй воли – на Вас! Пусть ни один страх не поселится в Ваши сердца! Вчера мы вспоминали Вас и всех украинских студентов и молодежь на Божественной Литургии в соборе св. Петра. Делали это мы вместе – во главе с Блаженнейшим Святославом (Шевчуком. – Д.С.). Сослужило 30 владык, 220 священников с участием около 5000 наших верных и паломников».

Но на первые роли униатские парохи (так в УГКЦ именуют настоятелей приходов) вышли из-за спин своих питомцев после первой кровавой «подпитки революции» – разгона и без того пребывавших в «чемайданном» настроении студентов с 29 на 30 ноября. Дошло до того, что служители УГКЦ (включая монахов и монашек) участвуют в распространении через социальные сети фото командира подразделения «Беркута», прикрывавшего коммунальщиков, которые пытались установить на майдане новогоднюю елку. Распространяются на страницах служителей и планы действий, предлагаемые самыми радикальными группировками «евромайдана» (скриншоты соответствующих интернет-страниц в редакции «2000» имеются). В распространении программы действия «евромайдана» участвует и уроженец США — вышеупомянутый президент УКУ Гудзяк.

2 декабря руководитель УГКЦ дает команду приходам и монастырям «открыть двери для нуждающихся». Т. о. УГКЦ пытается перехватить инициативу в вопросе «прибежищ» у «филаретовцев» и «полноценных» католиков, которые к тому времени уже принимают «мирных протестующих». «Ваша Церковь с вами, – заверяет Шевчук «нуждающихся». – В сложных исторических моментах Церковь всегда была с народом. В это время наша Церковь также с народом».

В тот же день протопресвитер Киевского протопресвитерства заявил: «Все храмы УГКЦ в Киеве с сегодняшнего будут открыты круглосуточно… Все нуждающиеся могут здесь получить духовную поддержку, принять участие в молитве, а также отдохнуть и подкрепить свои физические силы». К заявлению прилагаются адреса костелов.

Еще один американец, архиепископ-эмерит Любомир Гузар (которого УГКЦ называет духовным лидером украинцев) выступил на вече 8 декабря (на том самом, где был провозглашен поход на правительственный квартал) и призвал «самим завоевать себе перемены».

А когда правительственный квартал был блокирован «мирными протестующими», и казалось, до заветных кресел путчистам рукой подать, уже Гудзяк, спешно прибывший из Парижа, обратился по ТВ к родным и близким правоохранителей, стоящих на защите конституционного порядка: «Поднимите сейчас трубку и позвоните своим мужьям, родителям, сыновьям, зятьям, друзьям и соседям: скажите им, что каждый, кто дает приказ к насилию (sic!), и каждый, кто его выполняет, будет за него отвечать перед Богом, перед народом, перед историей. Сделайте эту услугу тому человеку, который вам близок, и который сегодня в форме… Это должно помочь им опомниться».

А вот «украинскую молодежь», которая не в форме, президент УКУ призвал: «Не бойтесь… Будьте мужественны… Эти дни меняют вашу жизнь, и вы будете своим внукам рассказывать, как были на Майдане и как с песней, молитвой боролись со злом».

11 декабря, когда «певцов» с битами и цепями вместо лир мягко оттеснили из правительственного квартала в их анклав на Крещатике, тональность заявлений руководства УГКЦ стала минорной. «В связи с событиями на Евромайдане священнослужители Львовской архиепархии УГКЦ решили ежечасно бить в церковные колокола по 5 минут», – сообщал униатский сайт RISU.

12 декабря с воззванием выступили «военные капелланы УГКЦ, глубоко обеспокоенные ситуацией, сложившейся в результате использования силовых структур для противодействия мирным акциям протеста». «Всем гражданам Украины, которые в это нелегкое время отстаивают свои права и свободы, заботясь об общем благе всего общества» они выразили свою «молитвенную поддержку», а «руководителей силовых структур» с «отеческой заботой и нежностью» предупредили: «приказы и действия, направленные против мирных требований, расцениваются как противозаконные и античеловеческие».

Разумеется, «мирных протестующих» поддержал и синод УГКЦ. В «Заявлении относительно событий в Киеве в ночь на 11 декабря» говорится: «Мы осуждаем действия, направленные на ограничение гражданских прав, в частности свободы слова и мирного волеизъявления граждан Украины. Мы заявляем о нашей поддержке и солидарности со всеми теми, кто на Майдане свидетельствует о своем достоинстве, своих ближних и своего народа. Мы решительно поддерживаем мирный характер этого общественного собрания».

А УКУ набрался наглости требовать отставки президента, выступая от имени всех граждан Украины: «Украинский католический университет объявляет гражданское неповиновение президенту и его правительству и вместе с Евромайданом и – мы уверены – со всем украинским народом будет добиваться немедленной отставки действующей власти, создания временного правительства». «Озверевшие каратели снова нападали на мирных демонстрантов», – не переставали нагнетать ситуацию униаты и тогда, когда уже по всему интернету крутили ролик, где Кличко упрашивал «карателей» хотя бы чуток «потолкаться на камеру» немецкого ТВ. «Эта страшная Евромайданная ночь, если бы не героическое сопротивление демонстрантов, стала бы в ряд с Варфоломеевской ночью (массовая резня которую устроили единоверцы авторов заявления. – Д.С.) и Хрустальной (погром, который устроили союзники УГКЦ во второй мировой войне. – Д.С.), – причитали авторы обращения.

Заметьте, мы говорим об официальных заявлениях (!) руководителей униатских институтов. Что же до речей «полевых священников», работавших в гуще «мирных протестующих» и с их ближайшим резервом «на местах», можно судить по проповеди пароха из Коломыйского района Ивано-Франковской обл. Михайла Арсенича: «Я не знаю, как могла мать кормить своей грудью человека, который сегодня остается в Партии Регионов! Это не материны дети, это сучьи дети! …Терпели ли бы вояки УПА сегодня Табачников и Януковичей?! Только атентатом (убийства «ответственных за антиукраинские действия чиновников», практикуемые ОУН. – Д.С.) можно вести борьбу!

С врагом не может быть другого разговора, кроме разговора пуль! С врагом не может быть другого языка, как шум леса – шум удавок, на которых повиснут коммунисты! Шум, который к каждому нашему сердцу взывает – возьми в руки оружие и отбрось страх! Не время бояться! Мы 20 лет ждем! Мы хотим убедиться, что завтра ни китайский негр, ни еврей, ни москаль не придет отбирать мой дом! Только от каждого из нас будет зависеть, насколько наша рука не дрогнет перед врагом, насколько наш глаз будет держать в прицеле сегодняшнюю власть. Так пусть нашу руку утвердит приклад! Слава Украине!».

К концу января, когда среди атрибутов «мирного протеста» прочно закрепились «коктейли Молотова», огнестрельное оружие, катапульты для метания булыжников и прочее из арсенала, перечисленного парохом Арсеничем, руководство УГКЦ обратилось непосредственно к своей пастве, частично передислоцировавшейся на ул. Грушевского.

Не стану выбирать цитаты из «Обращения греко-католического епископата Украины по поводу общественно-политической ситуации» от 31 января, ибо все оно целиком – пример сплошной манипуляции в лучших традициях иезуитского ордена (родоначальника и насадителя унии на Западной Руси XVI—XVII вв.). Восхваление насилия, лжи, беззакония и вседозволенности обильно подкреплено в нем цитатами из Священного Писания. Данное обращение свидетельствовало о том, что УГКЦ уже открыто поддерживает одну из сторон противостояния, представив исключительно своих галицийских прихожан, неполовозрелых «онижедетей», недооцененных «митців» и столичный офисный планктон «народом Украины». Завершается документ практическими указаниями по организации всеобщего чтения «Молитвы за лучшую долю украинского народа» авторства коллаборациониста Андрея Шептицкого.

Для тех, кто знаком с историей УГКЦ (а это единственная конфессия, которая поддержала Гитлера не в лице отдельных служителей, а как религиозный институт, в целом), не удивительно, что неонацистские лозунги и скандирования «евромайдана» униатских священников не только не смутил, но был ими сакрализирован.

«Ежедневно до половины людей на Майдане являются членами нашей церкви, – похвалился в интервью известному пропагандисту европейских ценностей Виталию Портникову апостольский экзарх украинских униатов Гудзяк. – Мы призваны быть с теми, кто жертвенно борется за нашу свободу. Поэтому, блаженнейший (Шевчук. – Д.С.), целое руководство, весь Синод нашей церкви всецело не только поддерживает, восхищается, черпает вдохновение от этих жертвенных, светлых молодых людей». То, что «майдан – наш» (даже в смысле – галицкий), подтвердил «Голосу Америки» и Шевчук.

Не можешь утаить – сакрализируй

Служители УГКЦ настолько вошли в роль духовных «провідників» «еврореволюции», что в «условиях военного времени» изменили даже таинства. В частности, была отменена тайна исповеди. На сцене «евромайдана» парохи теперь «публично исповедуют» тех, кого майдан назначает в «провокаторы». Фотосвидетельство тому выложило в «Фейсбуке» верное чадо униатской церкви Олег Тягнибок, снабдив его следующим комментарием: «Только задержали титушку, который разбил витрину в магазине «Nike», что на Крещатике, как раз по периметру Майдана, очевидно, чтобы скомпрометировать майдановцев. Вывели на сцену и святые отцы публично его исповедуют…».

Не удивительно, что освятили униатские «душпастыри» и произвол под названием «автомайдан». Экс-ректор Львовской духовной академии бельгиец Михайло Димид, что привез на «евромайдан» первую партию студентов, возглавил первые же колонны «автомайдановцев», устраивавших ночные дебоши в коттеджных поселках украинской олигархической верхушки (где живут и властные, и оппозиционные политики).

В конце концов, Минкульт, в ведении которого находятся вопросы взаимоотношений церкви и государства, не выдержал и направил униатам письмо, где выразил озабоченность несанкционированными богослужениями и попросил свернуть «молитвенные палатки», разбитые на Майдане в нарушение закона. Те, разумеется, мигом переврали высказанное в самой мягкой форме предуведомление, превратив в свидетельство возрождения репрессий в отношении чуть ли не самой гонимой в истории человечества церкви.

«Мы думали, что время, когда преследовали церковь, минуло» – под таким заголовком вышел репортаж о специально созванной Шевчуком пресс-конференции, и был распространен «неупередженими» сайтами. Подход, как видим, вполне майданный: «переслідуваннями» и даже более – попытками «парализовать религиозную среду, чтобы она не поддерживала свой народ» – названа просьба придерживаться рамок закона.

«Поводом стал сам факт того, что часть духовенства среди верующих спонтанно вышли на мирные протесты», – придумал за Минкульт повод руководитель «спонтанно вышедших» Оказывается, «люди на Майдане обратились к УГКЦ и к другим церквам с просьбой быть с ними и молиться вместе», а «пастырь может беспрепятственно молиться там, где находятся его верные».

Очередное иезуитство заключалось в том, что Минкульт-то никоим образом не посягал на право отдельно взятых служителей УГКЦ участвовать в протестах и молиться со своей паствой. Совсем о другом говорится в статье Закона «О свободе совести и религиозных организациях», которую напомнили руководителю такой организации: «Богослужение (а молитва и богослужение – это несколько разные вещи. – Д.С.), религиозные обряды, церемонии и процессии беспрепятственно проводятся в культовых зданиях и на прилегающей территории, в местах паломничества, в учреждениях религиозных организаций, на кладбищах, в местах отдельных захоронений и крематориях, квартирах и домах граждан, а также в учреждениях, организациях и на предприятиях по инициативе их трудовых коллективов и с согласия администрации… В иных случаях публичные богослужения, религиозные обряды, церемонии и процессии проводятся каждый раз с разрешения соответствующей местной государственной администрации… Ходатайство о выдаче указанного разрешения подается не позднее чем за десять дней до назначенного срока проведения богослужения…»

Минкульт также оказывает своему адресату честь, когда обращается к нему как к адекватному лидеру организации, поддержавшей протестантов, превративших «серце еуропейської столиці» в цыганский табор: «Взирая на Ваш личный авторитет и авторитет УГКЦ, дальнейшее игнорирование положений законодательства, регулирующих вопросы установки временных сооружений (т.н. «молитвенных палаток») и проведения публичных богослужений, религиозных обрядов, церемоний и процессий, очевидно, сказаться на состоянии доверия между государством и церковью».

Как и следовало ожидать, «дичайшие притеснения» верующих усмотрела в этом (скорее даже заискивающем) обращении представительница региона во власти Герман. Как сообщает пресс-служба Анны Николаевны, та уже подготовила законопроект, «который официально подтвердит право каждого человека молиться там, где ему удобно (как будто этим правом его не наделяет Конституция).

Ну а Шевчук, чувствуя такие тылы, давай изображать из своей организации церковь-мученицу: «Мы всегда были, есть и будем с народом (во время Первой и Второй мировых войн – в основном, с немецким. – Д.С.). Мы никогда не поощряли и не благословляли никаких противоправных действий. Мы воспитывали правовую культуру. Мы всегда призывали выполнять законы Украины согласно Божьему закону».

Какие «божьи законы» призывают выполнять находящиеся в гуще «народа» парохи, мы уже знаем. Не далеко ушел и «капелан усіх українських революцій», сценический «блаженнейший кардинал» Гузар, когда заявил, что право на вооруженное восстание – закон природы. Божественной, следует понимать.

В ответ Минкульту прозвучал весь набор пропагандистской трескотни: и о «мирном пути своего видения европейского выбора Украины» (попробовал бы Шевчук порассуждать о «мирном пути», глядя в глаза матерям, детям и женам искалеченных срочников из ВВ) и о «христианских и общечеловеческих ценностях майдана» (это после «видеоподвигов» Портникова – члена «рады майдана»). Не было лишь одного – ответа по существу о нарушении законодательства в части установки «молитвенных палаток» и недопустимости проведения не санкционированных властью богослужений и ритуалов.

Зато иезуит Шевчук в который раз заявил, что церковь «не является участником политических процессов». «Голос Америки» он также заверил, что не вмешивается в политику. И попросил вмешаться в украинскую политику… США. В программе «Час – тайм» Святослав Юрьевич поделился впечатлениями о своей встрече с вице-президентом Байденом: «С нашей стороны мы пытались объяснить, что то, что происходит в Украине, рано или поздно коснется каждого американца… Сегодня речь идет о будущем демократии в Европе, Восточной Европе, даже в России. Если США и Европа сегодня бросят Украину, не будут иметь проактивной политики, то человечество действительно может стоять на грани новой «холодной войны».

По мнению Шевчука, «проактивная» политика США по отношению к Украине напрочь отсутствует. Он надеется, что к ней «оплот демократии» всё же подтолкнет «опасность агрессии, насилия и вмешательства со стороны нашего северного соседа». «Сегодня в Украине никто не хочет силового противостояния, – заверил собеседник Байдена. – Войну нам навязывают, а украинцы хотят мира».

«Помочь Украине противостоять России» призвал вице-президента США и прилетевший в Вашингтон вместе с Шевчуком отлученный от Церкви самопровозглашенный «Патриарх Киевский и всей Руси-Украины Филарет».

О том, как последний дошел до сих озарений – в следующей части нашего обзора.

Часть II

Хотя к событиям майдана во многом руку приложила Украинская греко-католическая церковь (УГКЦ) (с ее отлаженной строго иерархической структурой и «боевыми отрядами» в виде Украинского католического университета и духовных семинарий), первой конфессией, публично проявившейся в «еврореволюции», стал т. н. «Киевский патриархат» (УПЦ КП) – непризнанная мировым православием религиозная организация, возглавляемая преданным в свое время анафеме «Патриархом всей Руси-Украины Филаретом» (который, в силу своего отлучения от церкви, по сути потерял монашеское имя и вновь стал Михаилом Антоновичем Денисенко).

Саморазоблачение «Филарета»

Мы помним, что в ночь на 30 ноября во время «разгона» умирающего естественной смертью «евромайдана», часть «мирных демонстрантов» (до того забрасывавших горящими головнями и банками с консервацией милицию, которая прикрывала установку коммунальщиками новогодней елки) укрылась в Михайловском монастыре (УПЦ КП). Но, как заметил Сергей Бурлаченко, «от майдана Незалежности до Михайловской площади не так близко, чтобы спонтанно броситься туда за защитой… Куда проще было бы рассредоточиться по окрестностям майдана и разойтись по домам. Ведь Михайловский собор как место для нового очага сопротивления просто идеальное — штурм монастыря дело сложное не только с политической, но и с сугубо «технической» точки зрения, плюс Михайловская площадь — одна из основных киевских митинговых площадок, где уже утром начался митинг протеста». Это дает основания полагать, что «Киевский патриархат» был задействован в сценарии «кровавого разгона Майдана».

Собственно, главную роль тут «КП» получил лишь в силу близости защищенного крепостными стенами монастыря к майдану. В дальнейшем данная религиозная структура выступала лишь «на подтанцовках» – например, во время молитвы представителей разных конфессий на сцене.

И это понятно. Социологические исследования даже такой откровенно грантоедской структуры, как «Демократические инициативы», руководимой столь предвзятым социологом, как Ирина Бекешкина, показывают, что большинство участников «евромайдана» – галичане (при том, что в целом по Украине их менее 10%). Следовательно, абсолютно справедливы утверждения лидеров УГКЦ, что на майдане – «их люди». Так «з якого переляку» униаты, всю свою историю озабоченные прозелитизмом, должны были делиться с кем бы то ни было своей паствой? Тем паче, если этот кто-то – «чужинець». Как сообщала «Украинская правда» 11 декабря с майдана, там наблюдалось около трехсот служителей УГКЦ, однако представители КП даже в «межконфессиональный палаточный храм» не допускались как «недостаточно украинские» (т. н. не вырвавшие окончательно свои «москальские» корни, а именно православие»).

Трибуной КП оставались, конечно, общенациональные СМИ, чем вовсю пользовался Денисенко. Сразу же после зачистки правительственного квартала от «революционных масс» 11 декабря он выступил с заявлением о том, что «судебные решения не могут считаться достаточным условием для совершения, особенно под покровом ночи, силовых акций». Допустимость пренебрежения судебными решениями «Филарет» обосновал библейскими и историческими «прецедентами»: «И распятие Господа Иисуса Христа, и казнь мучеников древнего и нового времени, и многочисленные репрессии 20-го столетия также совершались по решениям судов – но это не сделало беззаконие законным». При этом лидер раскольников «забыл» упомянуть, что Иисус, идя на смерть, суду подчинился. Иначе создал бы прецедент игнорирования судебной власти как таковой. И, кстати, не решения ли судов закрепили за «филаретовцами» захваченные ими при Ющенко и Кравчуке православные храмы?

Напуганная таким напором власть (подобного радикализма не позволяли себе даже руководители УГКЦ), очевидно, посчитала Денисенко духовным лидером майдана и вместо предупреждения о недопустимости дискредитации судебной системы предложила возглавить официозный благодарственный молебнен по окончании года (с участием президента, премьера, спикера ВР, министров и т.д.).

Еще через месяц Янукович выписал орден «За заслуги» сему несгибаемому борцу с режимом Януковича (во время предвыборной кампании «Филарет» на каком-то из митингов «воинов света» назвал «регионалов» и их лидера «злом», «тьмой», «неволей»). Однако заслуженный орденоносец еще с «проклятых коммунистических времен» от очередной церемонии награждения (но не от награды) отказался. На банкете в честь собственного 85-летия (не отмененного, кстати, в связи с кровавыми событиями на Грушевского), он пояснил, что негоже устраивать награждения во времена «всенародного страдания». Захмелевший именинник, как сообщала «Украинская правда» с места празднества, по секрету заверял присутствующих, что Запад не допустит поражения «евромайдана» и в крайнем случае введет на Украину миротворческие силы.

Запад поражения майдана не допустил, но его выигрыш неожиданным образом подтвердил слова апостола Павла «Бог поругаем не бывает». 20 февраля КП как нельзя лучше показал, что является политической организацией. Пользуясь тем, что действующей еще власти было приписано применение огнестрельного оружия по «мирным протестующим», «синод КП» постановил прекратить поминовения власти во время богослужений «на срок до следующего решения Священного Синода». Таким образом, в угоду политическому моменту был изменен литургический текст, составленный в IV в. одним из отцов Церкви святителем Василием Великим. А ведь прославлять власть и молиться о ней (в т. ч. о ее вразумлении или об осознании ею своих грехов) – не одно и тоже.

Кто молился за распад Украины

За филаретовцами последовали и католики. 2 декабря киевский ординарий Римской церкви Петро Мальчук объявил, что приглашает участников евромайдана получить круглосуточную «духовную поддержку» в Александровском костеле, расположенном к майдану еще ближе, чем Михайловский монастырь. А апостольский нунций на Украине Томас Галиксон оказал духовную поддержку уже «революции» в целом, заявив: «Евромайдан» воплощает то, что сегодня заботит весь мир, при этом неуклонно озаряя светом и надеждой человеческое стремление к достоинству и праву на самоопределение, поэтому мы стоим рядом со всеми этими мужчинами и женщинами доброй воли и молимся за их нацию».

Рядом «с мужчинами и женщинами доброй воли» стали посланцы Ватикана отнюдь не в переносном смысле. Того же 10 декабря, когда было опубликовано воззвание нунция, на майдане были замечены первые иезуиты. Примерно через месяц здесь разбил лагерь с полевой кухней и Мальтийский орден. Католики не только кормили страждущих (как заметил журналист Анатолий Шарий, «эта сытая зима войдет в эпос киевских бомжей»), но и раздавали буклетики под названием «Молитвенник революционера. Пять шагов к достижению духовной победы в Украине». Одним из таких шагов называлось прощение врагов. Кто же попадал в разряд таковых, нетрудно догадаться из следующего абзаца: «Во имя Иисуса Христа мы прощаем… нынешней власти насилие, ложь, издевательства, убийства и пытки… Во имя Твоё святое мы молимся о власти, о милиции, о судьях и прокурорах, всех, кто содеял нам зло». Поучиться бы иным как, прощая, тут же оклеветать.

Также предлагалось «отдать жизнь народа под Покров Богородицы». В этой связи приводился пример СССР, который, по мнению авторов буклета, «развалился без крови» молитвами Понтифика по личной просьбе Богородицы: «Когда это было сделано Папой Римским Иоанном Павлом II в 1984 году, то через год в Советском Союзе началась перестройка, которая закончилась развалом мощного тоталитарного режима без кровопролития». Что же, до развала Украины, мальтийцы, похоже, домолились.

Судя по столпотворениям у палаток католиков, свою миссию они выполнили не без успеха.

Тут поразмыслим вот о чем. Верующие, относящие себя к православию, но для которых все же «Україна понад усе», включая Бога, еще в 90-х ушли к «Филарету». С тех пор выросло новое поколение «сознательных украинцев», но за это же время в Киев проникли ранее сугубо галицийские униаты, и дети «филаретовцев» увидели еще более «украинскую» конфессию. Они и стали духовными чадами униатских парохов на майдане. Однако не стоит забывать, что последний начинался как «евромайдан», и, несмотря на устойчивое шовинистическое ядро, в нем принимало участие немало тех, кто полагает себя просто западниками, не относя к украинским националистам. И они видели в Римской церкви истинно европейскую конфессию.

Протестант протестующему глаз не выколет

На «граждан мира» рассчитывали и сектанты, также безоговорочно поддерживавшие майдан.

2 декабря, когда – после трехчасового избиения цепями и булыжниками безоружных мальчишек-срочников под Администрацией Президента на ул. Банковой – мало у кого оставались сомнения в «миролюбии» протестантов политических, протестанты религиозные предпочли сомнениями себя не терзать: Совет евангельских церквей (в который входят баптисты, адвентисты, пятидесятники, лютеране и разного рода харизматы) выступил с заявлением, в котором осудил «насилие над участниками мирного протеста».

Вообще первую молитвенную палатку установили на майдане 5 декабря единоверцы Александра Турчинова – баптисты. Как пояснил «Религиозно-информационной службе Украины» проректор «Украинской евангельской семинарии богословия» Олесь Дмитренко, скиния сия «призвана объединить всех неравнодушных верующих, которые решили присоединиться к протестам». Пастор Олег Магдыч в ней не просто проповедовал, но даже пророчествовал – о сценариях развития событий. Жгли глаголом «праведные христиане» и «церковных лидеров» (это явно касалось Украинской православной церкви Московского патриархата, которые «будут вынуждены ответить на вопрос: на кого они на самом деле работают – на «совок» или же ее лидеры независимы»).

Лютеране же поддерживали путч не пророчествами, но колокольным звоном «в ответ на попытку силового подавления гражданского протеста» (речь идет о «зачистке» правительственного квартала 11 декабря).

24 января Совет протестантских церквей, хоть и признал наконец (после «коктейлей Молотова» и сооружения катапульт) «насилие со всех сторон общественно-политического противостояния», но причиной тому назвал исключительно «злоупотребление властью и силой», а потому призвал власть «услышать призывы к мирному урегулированию конфликта». Когда же она пошла на беспрецедентные уступки террористам в виде т. н. «Закона об амнистии», лидер пятидесятников Михаил Паночко, вместе с коллегами Денисенко и Шевчуком, потребовал вдобавок «закрытия представителями государства по всем участникам протестов уголовных производств и отмены взысканий, связанных с массовыми акциями» еще прежде того, как майдан выполнит свои пункты соглашения. Показательно, что требование это было опубликовано на сайте «Рады майдана».

Представители протестантских конфессий регулярно участвовали в общих с униатами, католиками и раскольниками молебнах в поддержку майдана, тогда как на «антимайдане» никто из них замечен не был.

Позиция эта была объяснена тем, что соотечественники, не желавшие внеочередной «перезагрузки всей государственной машины», якобы были движимы исключительно «страхом или корыстью». Их, дескать, «политики и чиновники выгнали на улицу за деньги или по принуждению, как это происходит с «бюджетниками».

Иудаисты без индуистов

Из мусульман на майдане были боевики фундаменталистских организаций, осевших в последнее десятилетие в Крыму (подробнее об этом читайте, пожалуйста, в «Игры на крымскотатарской печали» // «2000», №23 (464) 5 — 11 июня 2009 г.). Однако называть эти группы представителями мусульманского сообщества было бы некорректно. Последнее в лице своих легитимных представителей вело себя по отношению к майдану нейтрально.

То же можно сказать об иудеях (если говорить о религиозных, а не светских представителях данных общин). Публичных высказываний в поддержку той или иной стороны не звучало. О том же, что обсуждалось в синагогах, можно судить по обращению Центра религиозного сионизма «Памяти Шломо Натива» к другим еврейским организациям и общинам Украины, появившемуся на следующий день после вхождения евромайдана в свою кровавую фазу.

«К сожалению, полилась кровь, – констатировали 20 января авторы обращения, подчеркивая, что еврейская кровь пролилась еще раньше. – Вначале в Киеве националисты жестоко избили на Подоле израильского гражданина Гилеля Вертхеймера, посланника Министерства образования Израиля, а затем, в пятницу 17 января возле синагоги на Подоле (ул. Щекавицкая) был тяжело ранен Дов-Бер Гликман, порядочный и законопослушный религиозный человек».

«Эти два случая стали известны лишь потому, что оба человека занимали относительно видное положение, – уверены иудеи. – Националисты нападают на евреев, и разгул неонацизма в Киеве и других городах Украины снова угрожает нашему народу. Украинская еврейская община действительно запугана и находится в состоянии паники. Появление же ближайших союзников украинских националистов – исламистов в рядах «евроинтеграторов» угрожает перерасти в обыкновенный геноцид». В числе первоочередных задач еврейского сообщества указывалась «координация действий с правоохранительными органами и союзными интернационалистскими организациями в вопросах обустройства охраны, сопровождения и пресечения действий антисемитских банд».

Из экзотических для нас религий на майдане отметились буддисты. Из «украинской буддийской столицы» – с. Паньковка Луганской обл. (где строится самая высокая в Восточной Европе пагода) в Киев на пылающую ул. Грушевского прибыл хранитель частицы шариры Будды монах Сергей Жданкин с несколькими единоверцами.

Несмотря на то что майдан как явление проявился, по мнению Жданкина, «в прекрасных духовных качествах – во взаимоуважении, открытости, готовности защищать правду, и если придется, пожертвовать жизнью ради своей Родины», украинские буддисты хотя бы признали «насилие с обеих сторон». Монахи из Паньковки молились на Грушевского, «чтобы пробудить в людях мудрость и видение, открыть Путь для спасения страны», но, не пробудив сего, отправились домой. Впрочем, Жданкин пояснил, что «мы не ушли с майдана в своих сердцах – физическое присутствие там, конечно, было важно, но расстояние не имеет значения».

Остановить кровопролитие более чем на сутки смогли своей молитвой монахи УПЦ Московского патриархата. Об участии в «еврореволюции» конфессии, по численности превышающей все вышерассмотренные вместе взятые, – в заключительной части нашего обзора.

Часть III. Площадное богословие

Никоим образом не оправдывая порочную, но легитимно избранную власть, виднейшие члены синода Украинской православной церкви Московского патриархата, ее ярчайшие проповедники стали на сторону закона и тех его представителей, кто сдерживал штурмы боевиков. Что уж говорить о мирянах, в своей массе традиционно более радикальных, чем рассудительные архипастыри.

Монахи на Грушевского // ДМИТРИЙ ГОНЧАРОВ

В первую неделю евромайдана (до его искусственного «подогрева» разгоном «онижедетей» в ночь на 29 ноября) верующие провели антиевроинтеграционное шествие, по численности в разы превышающие разрекламированную акцию на Майдане . По понятным причинам телевидение этих истинно народных (а не организованных «регионалами») «антимайданов» замечать не желало. Уже в разгар противостояния прихожане киевских храмов собирали деньги на теплые вещи и продукты питания для бойцов «Беркута» и солдат ВВ. Подчеркнуто антимайданную направленность имели мероприятия по случаю 360-летия Переяславской присяги. Тысячи православных в Киеве, Харькове, Севастополе, Полтаве, Сумах, Луганске, Василькове, в знаменитой Никольской обители на Донбассе и, конечно же, в самом Переяславе откликнулись на опубликованный в «2000» призыв Малороссийского землячества Санкт-Петербурга о совместном одновременном молебне в честь юбилея (см. «Вернуть Петербург Украине» // «2000», №51 (682) 20 — 26 декабря 2013 г.).

На этом фоне особую позицию заняло автокефалистское крыло в руководстве церкви. Речь идет о группе священнослужителей из окружения предстоятеля УПЦ митрополита Владимира. Их деятельность со времен Ющенко была направлена фактически на отрыв УПЦ от Московского патриархата. Именно «команда митрополита Владимира», как сами себя идентифицируют его секретари Александр Драбинко и Георгий Коваленко, а также их ставленники в управленческих структурах УПЦ, продавливали «общецерковное одобрение» курсу власти на евроинтеграцию. Эти же люди подвергли Януковича поношению, как только его могущество пошатнулось.

На фоне «Пусси» снимается священство

Давний поклонник коллаборационистов, отслуживший на протяжении последних лет панихиды по униатам Шухевичу, Бандере, Коновальцу, Волошину (несмотря на канонический запрет церковной службы по неправославным), уполномоченный УПЦ по высшему образованию ректор Ужгородской украинской богословской академии (УУБА) Виктор Бэдь сразу же после проведения православными братствами в Киеве шеститысячного крестного хода за единство исторической Руси выступил с заявлением, в котором по сути назвал своих единоверцев недостойными людьми: «В эти дни мы, украинцы, сдаем экзамен на национальную, духовную, политическую и европейскую зрелость! Каждый гражданин Украины, который осознает себя украинцем… и является достойным человеком, должен самомобилизоваться и подключиться к политическим акциям в поддержку евроинтеграции Украины и противостоять антиукраинской политике неукраинской власти в Украине! Украинская нация должна объединиться национально и духовно, и совместно выступить в защиту нашей Родины Украины на пути к евроинтеграции!» Обращение высокоуполномоченного УПЦ сопровождалось зачем-то карикатурой на герб России.

По примеру униатского Украинского католического университета, инициировавшего львовский евромайдан, Бэдь 1 декабря вывел ректорат, профессорско-преподавательский состав, «академическое духовенство» и студентов УУБА на ужгородское «Всеукраинское народное вече протеста». В своем выступлении он осудил действия власти по «силовому разгрому народного майдана» в Киеве , не упомянув ни о забрасывании «Беркута» горящими бревнами, ни об избиении защитников Кабмина 24 ноября (где от удара шилом в шею погиб первый «беркутовец») .

Бэдь и его «богословы» // Фото: http://www.uuba.org.ua

При этом никакой реакции борцов с «политическим православием» (жупел, который автокефалисты еще в 2007 г. выдумали для подавления выступлений за единство Русской церкви) не последовало. Более того, пресс-секретарь предстоятеля УПЦ глава Синодального информационного отдела Георгий Коваленко пояснил, что «Закон о свободе совести и религиозных организациях» «прямо разрешает» Бэдю «выражать свою собственную политическую позицию, в основе которой, наверное, богатый политический опыт…».

На майдан не могли не выйти идеологи автокефалистского движения в УПЦ протоиерей Андрей Дудченко и архимандрит Кирилл Говорун. Снявшись под «елкой» на фоне лозунга «Богородица, Янека прогони!» (интерпретация припева песни «Пусси Райат», исполненной на амвоне храма Христа Спасителя), они засели за катехизис еврореволюционера.

«Мы хотим победы Света над тьмой», – провозглашалось в обращении, жутко оригинально названном «Побеждай зло добром». Как следовало из текста, под «Светом» понималось «сближение с христианской Европой и базовыми европейскими ценностями». При этом не упоминалось, что авторы конституции Евросоюза отказались включать в нее пункт о христианских корнях Европы, как и то, что в храмах «христианской» Европы «венчают» однополые браки, а в школах и госучреждениях запрещают символы христианства.

Но все это было лишь подводкой к главному – «любящие Украину священнослужители» (каковыми считают себя авторы – в отличие от основной – «несвидомой» массы священнослужителей УПЦ) дали народу «Заповеди мирного сопротивления» («Соблюдай законы и уважай свободу каждого», «Не бойся!», «Не поддавайся на провокации», «Улыбайся встречным», «Помогай ближнему, чем можешь», «Гаси агрессию. Силовики и «титушки» — тоже твои ближние»).

Пользователи интернета сразу же уличили авторов в плагиате заповедей «Победителя Природы, Учителя народа, Бога Земли» и просто «целителя» Порфирия Иванова. В частности: «Здоровайся со всеми везде и всюду…», «Помогай людям чем можешь, особенно бедному, больному, обиженному, нуждающемуся. Делай это с радостью. Отзовись на его нужду душой и сердцем. Ты приобретешь в нем друга и поможешь делу Мира!» и т.п.

Блогер vano_petov заметил: «Думаю, что слово «мирного» — это бантик, несущественная деталь… Главный смысл содержится в словосочетании «заповеди сопротивления». Все. Приехали. Отцы начинают проповедовать сопротивление. Что-то я не помню из Житий святых описание «майданов» против императоров, гонителей христиан… Сегодня отцы взялись за формулирование новых заповедей для «революционеров». Грустно и стыдно за них».

Грустно и стыдно стало даже редактору отчетливо автокефалистского интернет-портала УПЦ «Православ’я в Україні», и там появился критический разбор данного творения. Но… как появился, так и исчез в тот же день по указанию Коваленко, возглавляющего Информационный отдел УПЦ. Автор материала Дионис Петров продублировал его в своем блоге. И вот что смутило в нем пресс-службу предстоятеля УПЦ.

«Самые большие буквы обращения гласят: «Заповеди мирного сопротивления». Это если провести параллель с Евангелием, должно звучать на такой лад: «Как подставить другую щеку так, чтобы бьющий сломал руку», – подмечает Петров. – …Никто не станет спорить с тем, что современная Европа выросла на христианских ценностях (как впрочем, и множество других стран). Но откуда у авторов обманчивая мысль, что, принимая современную Европу, мы принимаем только ее базовые ценности без бонуса новых совершенно чуждых идей? Увы, принятие договоров с ЕС – в первую очередь согласие с его требованиями законодательного характера, что чревато устранением наших ценностей. Тех изначальных христианских ценностей, которые, по сути, гонимы в Европейском Союзе. То есть, принимая Европу, авторы обращения говорят, что в этом пироге хороший нижний корж, но почему-то напрочь забывают, что сам пирог во многом уже откровенно антихристианский, со всем своим кремом и остальными коржами… О самих же «заповедях» даже говорить стыдно. Оперируя терминами «титушки и силовики», они по самой формулировке делят людей на высший и низший слой. По сути – это зародыши фашизма, ведь нас призывают относиться хорошо и гасить агрессию со стороны объектов, которые «тоже наши ближние». По своему формату эти заповеди больше напоминают не то Дейла Карнеги, не то Рона Хаббарда. Отцы, чьей вы веры, где заповеди нашего Бога?

Дальше следуют призывы, напоминающие коммунистические агитки: «Борясь за эти идеи, мы сами должны уже сейчас быть нормальными приличными людьми — такими, с которыми хочется жить рядом». Прочитав их, задаешься вопросами: Отцы, а разве не другому мы научены своей верой? Разве вера учит нас вражде или быть неприличными? Может, вы давно читали Евангелие?».

К слову, в сочинении новых заповедей для майдана проявил себя и лидер украинских униатов Станислав Шевчук. Свой выход из согласительной комиссии с участием власти, лидеров майдана и представителей церкви он пояснил нарушением властью одной из десяти Божьих заповедей. Назвал Шевчук ее – «достоинством человека». И хотя такой заповеди в Новом Завете не содержится, доктор богословия даже зачитал ее: «Достоинством человека торговать нельзя».

А вот другой доктор богословия духовными наставлениями не ограничился. Ректор УУБА установил материальное попечение над Закарпатской сотней майдана. Именно в дни «еврореволюции» деятельность Бэдя была по достоинству оценена бандеровцами (в прямом смысле данного определения): Закарпатское общество политических узников и репрессированных вручило ему «почетную юбилейную медаль братства ОУН-УПА». Удостоен был иерей УПЦ Московского патриархата столь «высокой» награды за «весомые личные заслуги в национально-освободительной борьбе». Когда и в какой «национально-освободительной борьбе» успел лично, да еще весомо, поучаствовать ужгородский «богослов» (до 1991 г. мирно служивший адвокатом районной юрконсультации), широкой общественности не пояснили.

Кто подвел майдан под анафему

Еп. Иларий (слева), Коваленко (посредине) и отлученный от Церкви «патриарх Филарет» (справа) на «народном вече» в честь юбилея Шевченко

Эскалация насилия «мирного майдана», а именно блокирование 8 декабря «правительственного квартала», вызвала к выходу из тени и главных лиц автокефалистского движения. Личный секретарь предстоятеля УПЦ Александр Драбинко распространил через свою интернет-страницу «теологическое обоснование «еврореволюции» под названием «Богословие майдана». Пресс-секретарь Коваленко, презрев свои заверения о том, что «на майдане наши священники находятся лишь как частные лица», выступил со сцены майдана. Здесь он находился в составе группы представителей непризнанного «Киевского патриархата», униатов, римо-католиков и разного рода сектантов и призывал к общей молитве. (Вообще-то участие в общей молитве с теми, кого православная церковь считает еретиками и раскольниками, недопустимо и карается вплоть до отлучения).

В эти же дни из уст представителей митрополии прозвучали и первые нотки осуждения в адрес правоохранителей. Так, ответственный редактор официального сайта УПЦ Александр Андрущенко, «компетентно» разбирая действия ВВ и «Беркута» по зачистке от экстремистов правительственного квартала, написал: «Ни в одной европейской стране полицейским не позволено избивать совершившего преступление на месте происшествия, да и вообще избивать, что называется, без суда и следствия». Но особо умиляет «происшествие» (так, наверное, наезд на мальчишек-срочников грейдером, это «происшествие», причем дорожно-транспортное). Но самое удивительное, что разницу между «избиением на месте происшествия» и нейтрализацией преступников во время совершения ими массовых беспорядков (притом несущих угрозу жизни правоохранителям) не осознает сотрудник синодального отдела по взаимодействию церкви с военными формированиями (т. е. с теми же ВВ)! Да к тому времени, почти за месяц бесчинствования майдана к моменту «озарения» сего «опекуна» правоохранителей уж досконально можно было изучить беспощадную практику действий полиции при массовых беспорядках в «цивилизованных странах», а не выдумывать нелепости вроде: «Приказы в цивилизованной стране, тем более, пытающейся взять курс на Евроинтеграцию, не могут состоять из таких формулировок: «Избивать…», «Ломать суставы…», «Бить лежачих…» и т. д. Это, в конце концов, не просто глупая клевета (ибо такие приказы ни одному из командиров ВВ и в дурном сне не приснятся), но удар в спину. Ведь, Андрущенко, ко всему прочему, еще и главред православного журнала для военных и правоохранителей «Вера и Честь».

Неудивительно, что после 19 января, когда в солдат полетели не только булыжники, но и бутылки с напалмом, полномочные представители УПЦ ограничились лишь констатацией, что «оппозиция не в состоянии контролировать настроение протестующих», но виновата в этом, конечно же, власть, которая «не сделала шагов для урегулирования конфликта, прекращения насилия и начала настоящего диалога». Такое обращение подписал Коваленко вместе с представителями униатов, раскольников и сектантов в дни, когда Янукович не просто обсуждал пути урегулирования конфликта с лидерами протестующих (что само по себе беспрецедентный шаг), но предлагал им возглавить правительство.

Реально попытались остановить кровопролитие монахи киевского Десятинного монастыря. Гавриил, Мельхиседек и Ефрем утром 21 января они вышли на ул. Грушевского, став с иконами и крестом между «мирными активистами» и «Беркутом». «вышли как миротворцы, не за одну или другую сторону, а молились за прекращение противостояния, хотя им предлагали стать «с народом», – писал сайт РПЦ «Православие.ru. Ситуацию прокомментировал известный проповедник и писатель протоиерей. Андрей Ткачев: «Происходящее — Судный день для мнимой оппозиции, ибо она никем реально не управляет… Бунт конфессионален и регионален. Ядро — униаты с западной Украины. Хоть как вертись, а это факт… Сегодня три монаха Русской православной церкви стали между сторонами и остановили бомбометание. Это — шанс и знак. Вся толпа бесполезных «молитвенников» с майдана ничего не стоит. Три монаха РПЦ сильнее сотни расстриг. Но это только на время. Нужен политический компромисс и увод боевиков. Не видно, кто бы мог дать им внятную команду. Одним словом, все маски спали: маска мирного протеста, маска «великой духовности», маска европейской идентичности».

Четыре часа на двадцатиградусном морозе молился с монахами игумен Алипий Светличный. Вот что он написал на своей странице в «Фейсбуке»: «Только что приехал домой переодеться и отогреться… Пишу быстро: еще зуб на зуб не попадает. И надо собираться обратно… За то время, что мы стояли, ни один камень не был брошен. Люди даже спокойно подходят к беркутовцам – беседуют. А вообще, то, что видел – фантасмагория! Со стороны майдановцев сплошь агрессия, все время вызовы, оскорбления в сторону ребят-воинов…»

«Эти ребята в рыцарских доспехах (хочется говорить о них так!) в этой истории самые бесправные, и люди чести, – продолжил о. Алипий уже на сайте «Православие и мир». – Их ненавидят, унижают. Но они продолжают служить Отечеству. Ведь Отечество — это далеко не майдан! Майдан — это выплеск обид, это эмоции. Потому там так много надписей с нецензурщиной, столько мерзких изображений, превозношение анархии… Мне странно, что именно в средоточии этих низких страстей христианское духовенство отнюдь не утишает эти страсти, а усиливает гротескность происходящего». Это, как мы понимаем, – о тех самых «молитвенниках» на сцене евромайдана.

Как и предполагал Андрей Ткачев, молитва сдержала евромайдан от агрессии лишь на время (которым лидеры оппозиции, очевидно, и не думали воспользоваться). Архимандрит Алипий рассказал, почему монахи, более суток сдерживающие противостояние, ушли с ул. Грушевского: «Когда мы стояли ночью на молитвенном посту, были попытки пользоваться нами как живым щитом. Несколько раз ребята с баррикад, как ни в чем не бывало, перелезали через свои заграждения и подходили к нам со спины. Пользуясь нашим и телами (извините за каламбур), они также стали возводить впритык к нам еще одну баррикаду. Так что некоторые из стоявших в молитве, не желая быть невольным соучастником, просто ушли с места. И строительство прекратилось. Нас, наш нейтралитет, безусловно, бесстыдно использовали. Мы также были свидетелями того, что подобным образом баррикадники использовали и корреспондентов, операторов с камерами.

Забавно было видеть совсем неимоверную сцену, когда прекращались на минуту стрельба и бомбежка и, из-за баррикад, не очень поспешно выходил один или два человека, и, как ни в чем не бывало, почти у ног беркутовцев собирал недоброшенные булыжники и относил их «восвояси»! Это у них заканчивались боеприпасы. И солдаты вынуждены были за этим, не двигаясь, наблюдать из-за своих щитов. А потом, по возвращении «грибника», канонада начиналась снова.

Вот именно эту подлость, когда твоим нейтралитетом пользуются и стреляют из-за твоей спины, зная, что противоположная сторона в ответ не сможет целиться в молящихся, и не выдержала братия Десятинного монастыря, – пояснил священник. – Они ушли так же, как пришли, Крестным ходом, унося свои святыни. Потому что их, их доброе намерение пытались использовать в явное зло».

Закономерный финал

C победой майдана вышел из тени и главный движитель автокефалистского крыла УПЦ Александр Драбинко. В своем «Слове на Прощеное воскресение» секретарь предстоятеля наделил Януковича всеми смертными грехами (хотя в этот день требовалось самому прощения просить), не только повторив мифы украинских СМИ о расстрелах, пытках, похищениях активистов и т.д., и заявив: «Общество является почти единодушным в понимании того, кто виновен в пролитии крови на киевских улицах и майданах».

24 февраля – почти за неделю до серьезного обострения отношений между РФ и новой киевской властью – пресс-секретарь предстоятеля УПЦ Георгий Коваленко опубликовал на своей интернет-странице обращение к русским единоверцам, в котором выразил сомнение в том, что у тех осталась хоть капля любви к украинцам. И, наоборот, выразил уверенность, что россияне называют украинцев не иначе как «фашистами» и «нацистами». Свою клевету сопроводил он словами Христа: «Кто же скажет брату своему «безумный», подлежит геенне огненной».

Жирной точкой в майданной деятельности пресс-секретаря предстоятеля можно считать заявление: «Уже не принципиально, поминать ли на службе Московского патриарха».

Апогеем же участия в майдане автокефалистов можно считать выступление епископа Илария на «вече» солидарности со страдающими от оккупации крымчанами, совпавшим с празднованием 200-летия со дня рождения Тараса Шевченко. Как и положено, действо открыл «патриарх». «На Украину совершена агрессия со стороны России, но к этой агрессии причастна также и Русская Православная Церковь во главе с патриархом Кириллом», – возгласил глава «Киевского патриархата». И услышал в ответ тысячегласное «Позор! Позор!! Позор!!!».

Как должен при этом поступить представитель церкви, в отношении которой произнесено и проскандировано подобное? Наверное, либо решительно опровергнуть клевету, либо тут же покинуть собрание.

Вместо этого список Иларий предпочел участие в попытках унижения Церкви. А именно – ее «оправданием»: мол, у нашего митрополита Владимира еще с советских времен богатейшее собрание сочинений Тараса Григорьевича.

Кроме того, «Предстоятель УПЦ МП не боялся носить вышиванку в советские времена, когда носить ее было опасно, а для признания себя украинцем требовалось особое мужество» (и это при Хрущеве, не снимавшем вышиванку в знак своей украинскости!).

Восхвалив погибших на майдане за «свобиду» (так уроженец Новороссии национально сознательно перешел на политически верный диалект), сей епископ Московского патриархата закономерно закончил выступление приветствием «Слава Украине! Героям слава!».

Здесь хотелось бы всем участникам молебнов на майдане открыть тот факт, что даже сотрудничавший с гитлеровцами униатский митрополит Андрей Шептицкий полагал данный оуновский лозунг антихристианским и откровенно нацистским.

Коллега Мирослава Бердник ознакомила недавно интернет-сообщество с работой немецкого историка Гжегожа Россолински-Либе. Тот пишет: «С началом Второй мировой войны и падением Польши Бандера освобождается из тюрьмы и едет в Краков. В это время и появляется приветствие «Слава Украине – Героям слава!», скопированное из нацистских аналогов. Это гитлеровское приветствие использовалось на II-м Съезде ОУН в Кракове в апреле 1941 года». В брошюре Россолински-Либе описывается, что при приветствии следовало «зиговать». Именно с этих пор традиционное западноукраинское «Слава Иисусу Христу» постепенно заменяется на «Слава Украине!». Это и возмутило Шептицкого. Бердник обращается к сборнику документов «Митрополит Андрей Шептицький. Документи і матеріали 1941–1944», изданном в 2003-м г. издательством «Дух і літера». В нем опубликовано следующее обращение к пастве: «Проявлением безбожия является замена словом «Слава Украине!» извечной хвалы Исусу Христу, которую превозносят Христу: «Слава И(сусу) Христу!»… Замена этим словом религиозного прославления Христа является выразительной тенденцией устранить Христа и поставить родину на его место, следовательно, является признаком выразительной безбожной тенденции… Украина вообще не может существовать, как самостоятельное государство, а тем более, быть славной державой без воли Царя царствующих и Господа господствующих Предвечного Бога И. Христа, нашего Спасителя, Отца и Господина. Взываю ко всем христианам бороться с проявлениями безбожия в практиках украинского национализма».

Как показала вскоре история, к украинским националистам взывать именем Христа было поздно уже тогда.

 

Дмитрий СКВОРЦОВ